MBA Strategy arrow Masters arrow Студенты PhD по экономике изучают не то?

Студенты PhD по экономике изучают не то?


phd

«Несомненно, если отвечать прямо», – говорит Джин Гроссман, декан факультета экономики Принстонского университета, который согласно U.S. News & World Report, входит в четверку лучших: на первом месте – факультет Гарварда, затем Массачусетского технологического института и Университета Чикаго. Именно так мистер Гроссман корректно ответил на довольно грубый вопрос: наилучшие программы портят экономистов?


Bloomberg Businessweek недавно публиковал статью о Янисе Варуфакисе (Yanis Varoufakis), бывшем руководителе PhD программы по экономике в Университете Афин, Греция. Финансирование программы закончилось, поэтому сейчас Варуфакис преподает в Остине, штат Техас. Еще во время функционирования программы в Афинах пытались обучать экономистов по-новому: заставляя их разбирать математику экономического моделирования, а дополнительно изучать философию и историю экономики.


Мистер Варуфакис задался целью разъяснить студентам то, чего экономические модели не способны делать. «Экономика как дисциплина имеет одну огромную проблему – тенденцию к математизации наших теорий». – Считает он. «Физики творили чудеса в этом направлении, но суть проблемы в том, что как только вы пытаетесь математизировать экономическую гипотезу, все сводится к весьма неопределенным математическим моделям». Под «неопределенными» имеется в виду возможность экономических моделей предлагать ряд ответов. 


Например, гипотеза Рациональных Ожиданий (основывающаяся на всей информации о текущем и будущем развитии экономической конъюнктуры), предвещает, что увеличение денежной массы из центрального банка непременно ведет к инфляции. Выходит, что каждый из нас – всезнающий человек. Варуфакис выделяет такие формулы, как: модель Блэка-Шоулза (модель ценообразования опционов) и Оценка Риска (VaR - Value at Risk), их используют инвесторы для оценки опционов и риска для фирмы. «Они действительно работают. Я уделил много времени на их изучение, это произведения искусства, потому как предполагают одно и то же – оценку ситуации наперед». По словам Варуфакиса проблема не в самих моделях, а в ощущении полной уверенности, ложном чувстве безопасности, когда после успешной работы с моделями реальность отдаляется.


Журналы и университеты предпочитают экономистов, которые способны представить что-то с точки зрения науки. Экономисты из финансового сектора оказались привержены теориям, которые приносят им много денег. Теоретические модели оказывают влияние на политику правительства. «Мое глубочайшее волнение основано на том, что молодые кандидаты наук, попавшие в мировые рейтинги, оказывались весьма необразованными». – Предполагает Варуфакис.


Связавшись по электронной почте с Джеймсом К.Гэлбрейтом, из Lyndon B. Johnson School of Public Affairs Университета Техас в Остине, в ответ пришла информация, что UT принимает на работу мистера Варуфакиса, к тому же Гэлбрейт полностью разделяет видение нового коллеги. В письме он пишет о «мистицизме» моделей двух направлений: 1) модели, которые совпадают по значению, но не воплощаются и 2) модели, которые создают проблемы таким образом, что ведут к экстремальным и необоснованным выводам… Это серьезные темы в США и они действительно относятся к нехватке практики в истории экономики и истории экономической мысли в целом. 


Волнению Гелбрейта и Варуфакиса уже около 20 лет, рассказывает Джин Гроссман из Принстона. «Оно приходит и уходит. Приходит преимущественно в трудные для экономики времена, когда обнаруживается, что старый путь разочаровал нас. А действительно ли он разочаровал? – «Нет, что существенно отличается от выражения: мы знаем все …. Я не считаю, что медицина обманула (разочаровала) наши ожидания, потому как все еще есть неизлечимые болезни».


Гроссман соглашается в том, что моделями могут злоупотреблять. Экономист обязан объяснять свои предположения, хотя они не обязательно будут удачными. Как и Варуфакис, он рассказывает о деловых кругах в реальном мире, не нейтральных и не научных. Ведь, несомненно, если вы торговый экономист, подготовивший отличную модель, заинтересованные лица используют ее и примут вас на работу».


Он продолжает: то, о чем рассуждают экономисты важно для кошельков. Тем не менее, не считает целесообразным изменение методов преподавания экономики на факультете, поскольку находится в бизнес-среде обучения людей, которые получат диплом и начнут поиск работы. "Аспирантам нужно преподавать дисциплину. В противном случае получится медвежья услуга». Университет Принстона не менял подход после финансового кризиса, кроме того, что отдельные профессора внесли изменения в основные курсы по макроэкономике.


Гаральд Улиг, декан факультета экономики в Университете Чикаго, предлагает свой тип модели. В электронном письме он пишет: «Прежде всего, я не верю в центральное планирование. Что верно на рынках частных заказов, то верно и в PhD образовании: полезно видеть разные ситуации, применять разные подходы, чтобы дать возможность PhD студентам самостоятельно решать, где получать диплом, а рынок отдать в распоряжение будущим ученым для выяснения, что работает, а что – нет. Я уверен, если новая PhD программа в Афинах успешна и выпускает ведущих исследователей сферы экономики, то и другие программы обратят на нее внимание». 


Неизвестно только, знал ли мистер Улиг, что программа в Афинах находится на последнем этапе своего путешествия. Примем его письмо за чистую монету. Оно также содержит предположение: прием грантов и штатных сотрудников на факультеты экономики обусловлен только качеством и пользой для общественности.


Источник: www.businessweek.com

blog comments powered by Disqus

Подписка на новости Subscribe


Запишитесь
на бесплатную консультацию!
Оставьте свои данные, и в течение 12 часов с Вами свяжется наш менеджер и согласует удобное для Вас время консультации