MBA Strategy

«Мой любимый прием — микропобеда»: Александр Афанасьев о том, как достигать цели

Дата публикации: 09 марта 2017


В рамках спецпроекта «Супергерои» Theory&Practice поговорили с Александром Афанасьевым, который начал карьерный путь в ядерной индустрии в России, затем переехал в Австралию, где учился управлению и бухгалтерии, получил MBA в IE Business School в Мадриде, где сегодня живет и развивает собственный стартап Gettabox — онлайн-систему переездов и удаленного хранения.

 

Александр Афанасьев, 32 года

 

Основатель компании Gettabox, консультант по стартап-стратегиям, выпускник MBA IE Business School 2015.

«Была одна маленькая проблема: ядерной индустрии в Австралии нет»

Я изучал международные отношения в МИФИ и после выпуска четыре года проработал в ядерной индустрии. Шел 2007-й, я был в командировке в Мурманске, и один из наших партнеров по бизнесу спросил: «Как так получается: ты молод, владеешь английским, у тебя гигантские амбиции — почему не попробуешь себя за рубежом?» «А почему бы и нет?» — подумал я и начал перебирать возможные варианты. В первую очередь рассматривал Штаты, Канаду и Великобританию, а идея с Австралией родилась неожиданно. Решающими факторами стали погода (круглый год тепло), низкий уровень преступности и стабильность.

 

Во всей этой истории была одна маленькая проблема: ядерной индустрии в Австралии нет. Мне предстояло начать карьеру с нуля, но я был к этому готов, поступил в магистратуру Университета Аделаиды и погрузился в новый для меня мир бухгалтерии и финансов. Спустя какое-то время появилась идея моего первого стартапа — Solved Consultancy. Она заключалась в том, что на онлайн-платформе мы пытались соединить высококвалифицированных специалистов, которые искали краткосрочное или долгосрочное трудоустройство в компаниях малого и среднего бизнеса в Австралии, с самими компаниями. На рынке существовала проблема: классные выпускники c колоссальным багажом знаний приезжали в Австралию из Юго-Восточной Азии и не могли найти себе достойную работу. Дело было не в недостатке знаний или языка, а в существующем культурном барьере.

 

Многие успешные выпускники видели главной целью получение образования, а на поиски работы сначала не обращали никакого внимания. В итоге, после выпуска из магистратуры они владели классной теорией и обширными связями… в своей собственной культурной среде. Нередко многие из них даже не могли сдать экзамены в профессиональные сообщества. Знание языка сильно ухудшалось, а процесс отбора выводил на чистую воду всех без исключения. Наша онлайн-платформа снимала этот вопрос — мы убирали межличностные взаимоотношения между работодателем и кандидатом из этой цепочки. Компаниям-клиентам объясняли, что бессмысленно платить большим брендам (Big 4 и т.п.) за сами бренды, когда работу будут выполнять люди, уже зарегистрированные у нас на сайте. Вместо того, чтобы подписывать дорогостоящий контракт, они могли за 10% от его стоимости нанять самого исполнителя.

 

Если в России часто думают о краткосрочной выгоде (А что я получу сейчас?), то австралийцы умеют планировать на долгосрочную перспективу. В том числе это касается образования, поэтому приезжим бывает сложно вклиниться в эту карьерную лестницу. Например, студент, поступивший на бакалавриат, уже на втором году обучения начинает проходить стажировки. К выпуску у него на руках приглашение от компании — где тут протолкнуться ребятам из Азии без опыта работы на австралийском рынке.

 

За три года, проведенных в стране, я не оброс таким количеством бизнес-связей, как хотел, и решил, что пришло время двигаться дальше. Понимание венчурной среды, инкубаторов и стартап-лабораторий пришло ко мне уже после того, как я уехал. Знай я все это раньше, может быть, я бы нашел для проекта финансирование и моя карьера развивалась бы по-другому. Но я никогда не жалею об упущенных возможностях.

«Мы стали предлагать людям цифровой эпохи возможность краткосрочного заработка»

Я вернулся в Россию, потом какое-то время провел в Италии и наконец оказался в Испании, где поступил на MBA в IE. Выбирал между ведущими европейскими школами, и в IE объединилось все, что я искал: одногодичная программа, ее стартаперский уклон и драйв большого города — Мадрида. На курсе по предпринимательству нас попросили презентовать проект на стадии MVP (минимально жизнеспособный продукт). В моей рабочей группе был парень из Бразилии и девушка из Венесуэлы — я рассказал им о своем стартапе, и мы решили его докрутить. Я не планировал, что Solved будет работать где-то в Европе, но момент оказался подходящим. Начала активно развиваться gig-economy (рынок краткосрочных контрактов), набирала обороты экономика совместного потребления, росли темпы глобализации. И мы стали предлагать людям цифровой эпохи возможность краткосрочного заработка. Например, консультант «большой четверки» летит из Дюссельдорфа в Москву с длительной пересадкой во Франкфурте. Он может не терять время даром, найти на нашем сайте краткосрочный проект, который реально выполнить удаленно за 8 часов, и получить за это деньги.

 

Мы успешно протестировали идею, и когда встал вопрос о том, на каком рынке работать, ребята предложили Латинскую Америку. Там совсем другая культура ведения бизнеса, и я не горел желанием туда переезжать, поэтому помог им привлечь финансирование и вышел из проекта — у меня остался процент в компании. Сейчас головной офис находится в Боготе, три других — в Сан-Паолоб Сантьяго и Буэнос-Айресе, а Bhive Consulting (ранее Solved) осуществляет свою деятельность почти по всей Латинской Америке.

«Сидя на балконе за ноутбуком в Турции, я заложил основу для новой компании»

Во время учебы в IE у меня родился сын, и я осознал, что семье нужна большая стабильность. Я собирался выйти на стажировку в Credit Suisse в Цюрихе, но по условиям мог приступить к ней только после окончания MBA. Дождавшись выпуска, получил от них отказ, а буквально через несколько недель мне пришло письмо от представителя компании: «Со стажировкой не сложилось, но мы можем предложить вам full-time позицию. Единственное — она не в Швейцарии». Я долго не раздумывал: «В одном из лучших городов мира? Пожалуй, я согласен». Оказалось, речь шла о Вене — так я переехал в Австрию. Но после работы над стартапом оказалось практически невозможно вернуться в корпоративный мир — я просто не находил в нем для себя места. Через полгода я завершил контракт с банком, закрыл несколько проектов в Турции, Мадагаскаре и Новой Зеландии, а в конце марта 2016 года ко мне пришла новая идея.

 

Я не раз лично сталкивался с проблемой частых переездов: было непонятно, что делать со всеми вещами. В то же время я видел, как IT-индустрия преобразовывает и упрощает многие жизненно важные процессы. Например, когда я работал над проектом в Окленде, а жена с ребенком оставалась в России, мы обменивались фотографиями через Google Drive — я видел, как сын растет, смотрел на его первые шаги. И у меня возник вопрос: как в эпоху Spotify, Uber, Airbnb и Facebook оптимизировать переезды? За два месяца, буквально на коленке, сидя на балконе за ноутбуком в Турции (там живут мои родители, родился мой сын, для нас это уже некий хаб), я набрал команду и заложил основу для новой компании. Будущего сооснователя нашел на одном форуме, где мы сошлись на том, как изменить индустрию хранения вещей. Он сам переезжал с Кубы в Мадрид, и этот процесс занял у него чуть ли не год. Так появился Gettabox — онлайн-система переездов и удаленного хранения. В Турции мы получили на проект небольшое финансирование, а потом перебрались с ним в Испанию. В выборе локации немаловажную роль сыграла IE — школа имеет достаточный вес на рынке, и благодаря учебе у меня были наработаны связи.

 

Идея Gettabox очень проста. Где вы обычно храните вещи? Скорее всего, на чердаке, на балконе, в гараже или на даче. Но что, если у вас ничего этого нет или добираться до дачи часов пять, а вам срочно что-то понадобилось? На помощь приходит индустрия складского хранения. Но тут, как правило, появляется другая сложность: все эти вещи еще нужно собрать, упаковать, заказать грузовик, а потом приехать за ними, когда что-то нужно, и провести еще кучу времени, копаясь в коробках. Мы решили взять весь этот процесс на себя — с момента, когда человек понимает, что ему нужно куда-то деть свое имущество, и до финальной стадии. Мы привозим упаковку, помогаем все сложить, создаем фотокаталог содержимого и отвозим вещи на склад. Клиент в любой момент может зайти в мобильное приложение или на сайт, отметить по фото все, что нужно, и ему оперативно это привезут.

 

 

Как-то один мужчина переезжал в Мадрид из провинции. До этого он приехал посмотреть свою новую квартиру — на тот момент она находилась на стадии косметического ремонта, но его заверили, что через месяц это будет конфетка.

 

Доверившись агенту по недвижимости, герой в назначенный срок приехал на новое место жительства с только что купленной мебелью, открыл дверь и с ужасом увидел, что ничего не изменилось. На улице шел проливной дождь, а по стенам ручьями стекала вода. Агент просто развел руками: «Вам не нравится? Отдавайте ключи». Забрал их и уехал. У человека полная квартира новой мебели, а он даже не может уйти и закрыть дверь. В отчаянии он зашел в интернет, нашел нас и позвонил. Была суббота, я разговаривал по скайпу с семьей, но не бросать же в беде человека. Он встретил нас чуть ли не в слезах и еще долго благодарил. В противовес банковской среде, где я целыми днями сидел на телефоне и не видел, меняет ли мир то, чем я занимаюсь, здесь я понял, что сделал что-то действительно важное и стоящее.

 

Я верю, что если вы хотите стать более эффективными в бизнесе, то нужно каким-то образом начать подтягивать себя по другим направлениям. С момента, как мы начали работать над Gettabox, график работы стал очень хаотичным. Например, я мог сидеть за компьютером допоздна, меньше спал, и на следующий день производительность падала. Или где-то перенервничал — пошел покурил. Такие моменты стали накапливаться, и в итоге я пришел к прописным истинам: сегодня здоровый сон и спортивный образ жизни для меня в приоритете.

«Моя суперсила — это моя семья»

Один из моих любимых приемов называется «микропобеда». Если я понимаю, что есть большая цель и она сложна в реализации (например, выйти на рынок новой европейской страны), я начинаю ее дробить. Один из минусов жизни в Испании — это отсутствие во многих домах системы центрального отопления. Это когда встаешь в шесть утра, а дом еще не протоплен и безумно холодно. И первая микропобеда заключается в том, чтобы заставить себя проснуться в понедельник в шесть утра с полным осознанием: я сделал это не потому, что должен, а потому, что я так хочу. Выполнил 20 отжиманий — вторая микропобеда. Пошел на кухню и увидел, что с вечера помыл всю посуду, — третья. Ну и далее по такому же принципу — все ближе и ближе к большой цели.

 

Я уверен, что в жизни никогда нельзя останавливаться. Любая неудача — это очередная ступенька к успеху. По сути, весь успех строится из неудач. Это та самая ментальность, которую здорово прививает бизнес-образование. MBA не делает вас умнее. MBA делает вас эффективнее. После него вы как компьютер с улучшенной микросхемой. Может быть, вы не будете знать ответов на все вопросы, но, во-первых, поймете, как работать в условиях неопределенности, а во-вторых, сможете обратиться к сети контактов, построенной за время обучения.

 

Важно быть предельно гибким, восприимчивым, понимать, что происходит вокруг, и стараться не жить прошлыми победами. Именно поэтому я продолжаю скакать по миру, как мячик, пытаюсь создать что-то новое, свое, то, что будет востребовано. Я не люблю работать просто для того, чтобы работать. У меня в этом плане очень американский подход. Я хочу достигать успеха и видеть, что я для этого приложил какие-то усилия. Мне нравится наблюдать именно этот процесс.

 

Моя суперсила — это моя семья. Часто люди с головой бросаются в омут предпринимательства, зная, что у них есть пути отступления. У меня таких путей никогда не было, но всегда находились люди, которые в меня верили. Моя семья еще не переехала в Мадрид — пока они прилетают ко мне из Москвы раз в два месяца на неделю, или я приезжаю к ним. Мы с женой знали друг друга довольно давно, но особо не общались — она была одноклассницей моего брата. Летом 2013-го, приехав ненадолго в Москву, я нашел свои роликовые коньки и кинул клич в социальных сетях, а не хочет ли кто-нибудь составить мне компанию. Она написала первой: «С удовольствием, только у меня роликовых коньков нет, да и ты же в Австралии». — «Нет, я в Москве». Мы встретились, и я по уши влюбился. Через полтора месяца я сделал ей предложение, и мы поженились. Самое интересное, что прошло уже столько времени, а на роликовых коньках мы так и не покатались.

 

Источник: https://superman.theoryandpractice.ru/15838-afanasyev

blog comments powered by Disqus

Подписка на новости Subscribe

Отзывы клиентов Назад Вперёд

Загрузка...

Подписка на новости

Партнеры

gogmat

Дружите с нами

Google +youtubetwittervklinkedinFacebookMBA BlogInstagram

Партнеры

© 2004-2015 MBA Strategy.
При использовании материалов сайта ссылка обязательна.